Счастливое начало «Ангосата»: что готовит российскому космосу 2018 год

Российские специалисты восстановили связь с ангольским спутником «Ангосат», который был запущен 26 декабря ракетой-носителем «Зенит-3Ф» с космодрома Байконур. Вскоре после пуска связь с космическим аппаратом была потеряна, и возникла опасность его окончательной утраты. Теперь же, с учетом вывода «Ангосата» на запланированную орбиту и восстановления связи с ним, число успешных запусков России в 2017 году достигло 18, при одной неудаче.

Трудности «Зенита»

Ракета-носитель «Зенит» с первым ангольским спутником связи «Ангосат» стартовала с казахстанского космодрома Байконур во вторник. Этот запуск «Зенита» стал во многом показательным. Во-первых, это был первый запуск этой ракеты, осуществляемый под эгидой российской частной космической компании S7 Space, дочерней структуры известного российского авиаперевозчика S7. Во-вторых, запуск «Зенита» состоялся после более чем двухлетнего перерыва.

Надо сказать, что судьба «Зенита» и сейчас во многом неясна. Последние годы его существования были омрачены не только трудными взаимоотношениями России и Украины, связанными с враждебностью киевских властей к Российской Федерации, но и тяжелым финансово-экономическим состоянием завода «Южмаш» и КБ «Южное», являющихся, соответственно, производителем и разработчиком ракеты.

Без участия России дальнейшее существование «Зенита» и вовсе находится под вопросом. В рамках проекта «Морской старт», альтернативного стартам с Байконура, последний запуск состоялся еще в феврале 2013 года и закончился неудачей. После этого «Морской старт» вступил в процедуру болезненного банкротства, не справившись со своими финансовыми обязательствами, а нынешним его спасителем, опять-таки, числится российская S7 Space, которая с сентября 2016 года находится в процессе выкупа и оформления оставшихся материальных активов «Морского старта».

Поскольку производство «Зенитов» на «Южмаше» прекращено еще в 2015 году, состоявшийся запуск «Ангосата» был критически важен как для российской частной космической компании, так и для украинского завода, который надеется на восстановление производства этих ракет-носителей.

После 8 минут полета от ракеты отделился разгонный блок «Фрегат», в функции которого входила «доставка» спутника на геопереходную орбиту. Разгонный блок отработал штатно, выведя спутник на расчетную орбиту утром в среду, но в этот момент с последнего перестала поступать телеметрическая информация.

На протяжении двух дней судьба «Ангосата» висела на волоске: специалисты «Энергии» не могли добиться от него ответного сигнала. Лишь к вечеру 28 декабря это удалось сделать — с ожившего спутника стала поступать надежная телеметрия.

Успех «Ангосата» был тем более важен в связи с тем, что спутник был создан в РКК «Энергия» в интересах Анголы на основе новой российской платформы спутника связи, построенной исключительно из компонентов российского производства. Таким образом, Россия получила реальную независимость в вопросе собственного производства спутников связи, что критически важно в условиях западных «технологических» санкций.

Масса «Ангосата» составляет 1647 килограммов. По расчетам, он должен прослужить на орбите не менее 10 лет.

Счастливое начало «Ангосата»: что готовит российскому космосу 2018 год

Уже вторые?

Тем не менее, после успешного запуска «Зенита» и «Ангосата» Россия стала лишь второй в списке стран, осуществивших космические запуски в 2017 году. На первом месте в этом году лидируют США, которые смогли запустить 29 ракет-носителей. Более того, 18 пусков (столько же, сколько и у России) — на счету частной американской компании Space X, входящей в структуры Илона Маска.

Такой успех Space X часто преподносится как очередное безусловное достижение и превосходство частной космонавтики в сравнении с неповоротливыми системами государственного освоения космического пространства.

Доля правды в таком обвинении, конечно, есть: приход компании Маска в самом деле взбаламутил «тихую заводь» космических стартов. Более того, с окончанием американской программы Space Shuttle, последний полет которых состоялся в 2011 году, человечество окончательно потеряло возможность вывода на орбиту тяжелых грузов — в распоряжении планеты остались лишь «средние» ракеты-носители, которые способны выводить на низкую околоземную орбиту лишь грузы массой 20–25 тонн.

В такой ситуации сразу застопорилось дальнейшее развитие Международной космической станции, которая во многом собиралась благодаря усилиям «Спейс Шаттла», а освоение дальнего космоса резко ограничилось, сосредоточившись лишь на легких автоматических космических аппаратах.

Поэтому, безусловно, приход Space X позволил не только вдохнуть «вторую жизнь» в американскую космонавтику (которая, честно говоря, уже загибалась после ряда неудач в начале 2010-х годов), но и дать новый импульс другим странам, которые почувствовали, что на их прополотых и устроенных «грядках» завелся новый опасный конкурент.

Счастливое начало «Ангосата»: что готовит российскому космосу 2018 год

Не все так однозначно

Сакраментальная фраза «Поверьте, тут не все так однозначно» подходит как к описанию ситуации с российскими космическими запусками, так и к анализу деятельности Space X, изменившей мировой рынок космических пусков.

В части Space X основным моментом является вопрос операционной прибыли компании. С одной стороны, пиар-образ Маска и его рекламная компания дают Space X практически неограниченный доступ к ресурсам частных инвесторов. С другой стороны, этот же подход задает специфические требования к Space X, которая в таком случае рассматривается именно как прибыльная коммерческая компания.

А вот с этим у Space X совсем плохо. В январе 2017 года в руки американского издания Wall Street Journal впервые попала финансовая отчетность компании. Согласно этим документам, в 2002–12 годах детище Маска было глубоко убыточно, хотя это и воспринималось как должное: она не вела обширной производственной деятельности и находилась на этапе становления.

Согласно документам, в 2013 и 2014 годах компания получала небольшую операционную прибыль, а ее выручка подскочила с 680 млн до 1 млрд долларов. Такой рост произошел благодаря крупным контрактам с NASA, лишившейся возможностей своих челноков, и коммерческим заказам спутниковых операторов. Впрочем, в рамках классического капитализма эта прибыль была смехотворной — на 1 млрд долларов оборота Space X смогла заработать лишь около 40 млн долларов прибыли.

Однако уже в 2015 году Space X снова стала убыточной — компания потеряла 260 миллионов долларов. Причиной чудовищных убытков стал взрыв ракеты-носителя Falcon 9, которая должна была доставить грузы на МКС по контракту с NASA. Кроме того, из-за аварии «посыпалась» и пусковая программа Space X: за 2015 год компания совершила только 6 пусков вместо запланированных 12.

Не стал для Маска прибыльным и следующий, 2016 год. Еще один взрыв в сентябре прошлого года уничтожил Falcon 9 вместе со спутником стоимостью 200 млн долларов прямо на стартовой площадке. На расследование у компании ушло около четырех месяцев, и это снова обрушило пусковое расписание — Space X смогла запустить лишь 8 ракет при плане 20.

Интересно, что, по начальным прогнозам самой Space X, при 20 несостоявшихся пусках в год она планировала получить 55 млн долларов прибыли при доходе 1,8 млрд долларов — в относительных цифрах это снова составляет смехотворные 3%. Однако реальная выручка Space X за 2016 год при 8 пусках вряд ли сильно превысила 1 млрд долларов, так как годом ранее компания получила 945 млн долларов за 6 пусков.

Счастливое начало «Ангосата»: что готовит российскому космосу 2018 год

Ну и, наконец, отнюдь не столь радужны для компании Маска результаты 2017 года. Несмотря на 18 успешных запусков, Маск снова отстает от своих же финансовых планов — в 2017 году Space X планировала запустить 27 ракет. Поэтому, скорее всего, 2017 год тоже станет для компании убыточным — как мы помним, весьма скромную прибыль она получает лишь при двадцати запусках в год.

В 2018 году, впрочем, планы Маска еще более амбициозны — в финансовых прогнозах компании заявлено 52 запуска, причем значительную их часть должны составить старты по собственному проекту Space X, связанному с предоставлением спутникового интернета в любой точке Земного шара. Это означает, что Маск должен запускать по одной ракете каждую неделю, что не соответствует анонсам самого Space X, у которого на январь-февраль запланировано всего 5 запусков.

Все будет хорошо

А что же Россия? Несмотря на неудачный запуск с космодрома «Восточный», в ходе которого произошел сбой в работе разгонного блока «Фрегат» и было потеряно 19 спутников, итоги года в целом положительны.

В этом году на счету нашей страны — 18 успешных запусков с собственных космодромов и два старта ракет «Союз» с французского космодрома Куру, при одной неудаче. В то время как, например, в 2016 году Россия имела лишь 16 запусков со своих космодромов, те же два старта «Союза» с Куру и один неудачный запуск ракеты «Союз-У» с транспортным кораблем «Прогресс» с Байконура.

За этот год Россия смогла вернуть в строй свою среднюю ракету «Протон», которую на протяжении 2015–17 годов преследовали трудности, связанные с неудачными пусками и вопросами к технологии производства. Уже упомянутый запуск «Зенита» дает России сразу две возможности — как по восстановлению работы «Морского старта», так и по продолжению запусков с Байконура. Кроме того, задел технологий «Зенита» может быть использован для изготовления нового носителя «Феникс».

Хочется верить, что 2018 год также станет успешным для российского космоса. По крайней мере, все предпосылки для этого имеются.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here